Роджер тейлор и машина фанфики

Роджер тейлор и машина фанфики

deactivated 50

deactivated 50

Вот мой бред именуемый началом фанфаXD
Название:?
Персонажи: Роджер Тэйлор, Брайн Мей, Джон Дикон, Фредди Меркьюри,Джимми Бич и ещё кто-то
Пейринги:?
Жанры:?
Предупреждения:ОЖП,
Размер: Миди

Уже солнце встало. Завтрак уже почти был готов. К завтраку явился Роджер. Светловолосый, голубоглазый красавчик. Он был «слегка» пьян. Немного пошатываясь он зашел в прихожую, прошел её и плюхнулся в любимое кресло Джонни. Красивое, мягкое кресло песчаного цвета. На звук хлопнувшей двери прибежал Бри. Он уже не злился на Тейлора, так-как всегда был очень отходчивым. Роджер храпел в кресле. Ни о какой репетиции по его мнению речи и не шло. Выглядел он в основном мило, если исключить то, что на рубашке остались подозрительно красные следы, пальто не снято и ботинки не сняты и аккуратно не поставлены у входа. «Чисто»любивого Брайна возмутило такое поведение светловолосого наглеца. В дом ввалился последний (пока что) житель этого дома, Фредди Меркьюри и Тейлор избежал возмездия. Черноволосый парень с азиатской внешностью и черными как уголь глазами.
По сравнению с Фредди Родж был трезвый как стеклышко и свеженький как огурчик. Похоже у Фреда была гулянка или просто пьянка столетия. И похмелье видимо будет такое-же. С ним не часто так случалось, но всё равно случалось же. Он что-то пробормотал заплетающимся языком. Теперь всем стало понятно(а именно Джону и Брайну),что подготовку к концерту придется отложить. Не дожидаясь ответа виновник №2 пошел, а точнее пошатался наверх.
Бедняга Бри надеялся на поддержку Джона, но тот сидел в кухне-столовой и пил свой чай.
Мею ничего не оставалось делать, как взвалить на себя ещё не пришедшего в себя Роджера и потащить его на второй этаж. Как только Брайн и Роджер скрылись за пролётом лестницы постучали в дверь и из кухни выглянул Дикки с недопитой чашкой чая…

deactivated 50

Брай и Джон провели очень увлекательные 40 минут в обдумывании плана «Роджер – водка». И результаты у них получились весьма впечетляющие. Басист и гитарист решили, что ударника выпускать из дома не будут любой ценой. Дальше Джон провел ещё один час из своей жизни в очень интелектуальном занятии : созерцании потолка. Брайн в это время пошел проверить как там идут дела наверху. Через две минуты он вылетел от туда с криком «Роджер ****,не подходи ко мне. » И Дикон прекратил свое безумно интересное занятие. Дальше вечер прошел спокойно. Даже дождь на улице перестал так хлестать. Джон и Брайн читали. Хотя читали они совершенно разные книжки. Дорогуша Бри читал что то по своей любимой астрофизике,а Джон уничтожал книгу по радиоэлектронике. Вообщем вечер был как вечер.
Неприятности начались утром. Хотя начались они не с самого утра. В 7:00 мистер Мей спокойно и без проишествий дошел до кухни. Тут появился Роджер. Он ввалился в кухню без предупреждения. И видимо собирался продолжить свою «гулянку» и на все уговоры Бри ответил одним.Он показал кудрявому миниатюру «поднимание в верх среднего пальца» и удалился.

deactivated 50

Третья глава
Как только дверь хлопнула Брайн выглянул в окно.Роджер уверенно шел по улице.Ветер трепал его волосы.Шел он в направлении Империал колледжа,но Бри догадался,что на пары он не идёт.В руках у Тейлора не было сумки с учебниками,да и выходной был сегодня,а Роджер был бы уже не Роджер если ходил-бы на дополнительные занятия.Брайн проводил глазами светловолосого до конца улицы, и отвернулся когда Роджер завернул за угол.На улице было прохладно,но светило солнце и астрофизик решил навестить своего друга Тима.

Источник

lonesome.

Роджер Тейлор сидел на каком-то фанерном ящике и беспокойно грыз ногти. Под низким потолком висела маленькая запыленная лампочка (в далекой заснеженной России такие лампочки без плафона известны под названием «лампочек Ильича», но Роджер этого не знал). Роджер мысленно видел себя повешенным на крюк вместо нее. Он ясно видел свое синюшное лицо, закатившиеся глаза, вывалившийся почерневший язык… А внизу стоит Фредди, смотрит на повешенного, злобно хихикает и потирает руки. Да, конец уже близко. Сейчас Фредди вернется и… В общем, можно заранее намылить веревку. Живым Роджеру сегодня не уйти, ибо он продал любимое пальто Фредди (это Фредди называл его «любимым», хотя оно, по сути, было единственным) — роскошное бордовое кашемировое пальто с фиолетовыми узорами в виде райских птиц и цветов и зеленым воротником из перьев. Причем, что обидно, продал по дешевке, можно сказать, даром отдал. Если бы он выручил за это что-нибудь, может, тогда еще можно было бы рассчитывать на прощение.
Дело было так. В маленькую лавочку, которую держали вместе Фредди и Роджер, вошла Богиня. Роскошные ярко-рыжие волосы колыхались вдоль спины, распутные зеленые глаза смотрели прямо в лицо Роджеру, накрашенные яркой помадой губы улыбались. Роджер сразу почувствовал, что готов подарить ей не только любой товар из их лавочки, но также солнце, луну и звезды. Как на грех, Фредди рядом не оказалось (он отлучился в одно местечко), и никто не мог помешать Роджеру сделать глупость. Богиня взяла небрежно брошенное на прилавок пальто Фредди, примерила его, повертелась перед зеркалом и осведомилась о цене. И у Роджера сорвалась с губ такая смехотворная цифра, что он сам себе удивился. Пока Богиня рылась в сумочке в поисках денег, Роддер уж приготовился завести с ней разговор о природе и погоде, но тут в лавочку завалился громила, кулак которого по размерам, пожалуй, даже превосходил голову Роджера. «Ну, что ты тут застряла, дорогая?» — спросил он, обняв Богиню. «Я покупаю пальто, любимый», — ответила она, нежно прижимаясь к нему. Свет померк в глазах Роджера…
Фредди и Роджер уже давно были партнерами по бизнесу. Нельзя сказать, чтобы их предприятие было таким уж доходным, но, надо отдать должное Фредди, без него оно было бы вообще нерентабельным. Фредди был гениальным коммерсантом, он мог не только выгодно продать товар, но и совершить удачные приобретения. Поначалу Роджер возмущался, что Фредди таскал в их лавочку ящики всякого хлама (преимущественно это был бракованный товар из других магазинов — товар, на который никто никогда бы не посмотрел), который только загромождал и без того крошечное помещение лавочки. Но Фредди всякий раз умудрялся придать хламу товарный вид, удачно расположить его на прилавке или на полках (не зря же он все-таки был дизайнером по профессии!), а потом еще и выгодно реализовать его. Роджер же торчал в лавочке исключительно для декора. Пользы от него было ноль. Когда в лавочку заходили покупатели, Фредди незаметным жестом усылал его куда-нибудь в подсобку, чтобы он каким-нибудь непреднамеренным действием не сорвал процесс купли-продажи.
И, как оказалось, Фредди был тысячу раз прав, не допуская Роджера к торговле! Вот что получилось, стоило ему только отойти на пару минут по маленькой, вполне естественной надобности! Роджер от отчаяния готов был рвать на себе свои золотые кудри.
Он услышал, как стукнула, открываясь, входная дверь — вот и Фредди пришел. И тут в сознании Роджера забрезжил крошечный лучик надежды. А что, если попробовать заскипидарить Фредди мозги?
И вошедший в лавочку Фредди первым делом услышал в свой адрес следующее:
— Знаешь, старик, о чем я тут подумал? Я подумал, что ты вообще-то стильный парень, одеваешься вполне, знаешь ли, прилично, но в этом своем пальто смотришься, не в обиду тебе будь сказано, как пугало огородное.
Роджер был человеком во всех смыслах прямым и врать не умел. Наверное, поэтому его голос звучал несколько неестественно, и Фредди с подозрением уставился на него.
— Думаю, тебе надо избавиться от этого пальто, и поскорее, чтобы оно не портило твой имидж, — прибавил Роджер.
— Где оно, кстати? — осведомился Фредди, посмотрев на прилавок, на котором, как он прекрасно помнил, раньше лежало пальто и где теперь его не было.
— Не знаю… Где-то тут было. Да, впрочем, даже если оно и потерялось, можешь считать, что тебе повезло.
— Дорогуша, — самым мягким, можно сказать, елейным голосом произнес Фредди,- если ты сию минуту принесешь мне мое пальто, можешь считать, что тебе повезло!
В лавочке воцарилось тягостное молчание.
— Фредди, — неуверенно начал Роджер, — а что бы ты сказал, если бы узнал… — Он хотел сказать: «…Если бы ты узнал, что никогда больше его не увидишь», но не решился и ограничился более мягкой формулировкой: — …Если бы ты узнал, что… ну, что тебе придется некоторое время побыть без него?
— Что ты с ним сделал. — заорал Фредди так, что Роджер подпрыгнул, заморгал и залепетал:
— Ничего особенного, Фредди, честное слово, ничего особенного, просто-напросто продал, и все!
Сделав роковое признание, Роджер зажмурился в ожидании скорой смерти, но Фредди всего лишь трагически воскликнул, закрыв глаза рукой:
— Ты меня убиваешь, Роджер!
Роджер, поняв, что бить его не будут, осмелел.
— Да ладно тебе, Фред, какое-то там пальто! Есть из-за чего расстраиваться! Купи новое, и все дела! — сказал он таким тоном, каким Морган советует Рокфеллеру купить еще одну виллу на французской Ривьере.
— За сколько ты его… хм… реализовал? — мертвым голосом спросил Фредди.
Роджер сообразил, что, если он назовет настоящую цену, гроза разразится снова, или случится кое-что похуже: впечатлительного Фредди хватит инфаркт. Поэтому он решил немного приукрасить страшную правду, но получилось у него опять нечто невероятное.
— Двести фунтов! — выдал он и сам испугался своего феерического вранья.
Из всего этого видно, что Роджер был максималистом и «золотой середины» ни в чем не знал и не хотел.
— Ско-о-олько? — вытаращил глаза Фредди.
— Двести, — повторил Роджер уже не так уверенно.
Фредди долго стоял, ошарашено моргая. Потом, опомнившись, протянул руку раскрытой ладонью вверх в хорошо известном всем жесте означавшем: «Бабки сюда! Живо!»
Настал черед Роджера заморгать глазами. Он понял, что ему теперь придется в лепешку расшибиться, но найти эти гребаные двести фунтов. Сделать это придется, и не только потому, что в противном случае Фредди может прийти в ярость. Нет, Роджер боялся не столько гнева Фредди, сколько того, что Фредди мог употребить по его адресу крайней оскорбительное словцо, являвшееся непристойным синонимом и отчасти рифмой к слову «пустобол». Нет, Роджер Тейлор никогда не был этим самым… пустоболом и не хотел под этим прозвищем войти в историю. Честь была для него всего дороже.
Он выгреб из кассы все имевшиеся там деньги, потом прибавил к ним все, что было у него, и в итоге требуемая сумма набралась.
— Ты делаешь успехи, дорогуша, — заметил Фредди, когда Роджер вручил ему деньги. — Конечно, это было замечательное пальто, но продать его за двести фунтов даже я не смог бы!
— Ну так! — с гордостью ответил Роджер.
— Знаешь, милый, я тут пораскинул мозгами и решил, что это, пожалуй, к лучшему, что ты его продал. Теперь я смогу купить себе одну совершенно замечательную вещь.
И Фредди, весь сияя, куда-то удалился.
Потом, минут через сорок, он вернулся в состоянии полнейшей эйфории и с блестящими глазами сообщил Роджеру, что на вечеринке, которая состоится сегодня вечером в честь дня рождения бас-гитариста и вокалиста группы Smile Тима Стаффела, он будет самым главным модником.
— Да ну? — усомнился Роджер: потеря всех сбережений обострила в нем скептицизм. Кроме того, он знал, что на вечеринке Тима соберется тьма тьмущая пижонов, и любые попытки перепижонить их всех заранее обречены на неудачу.
— Не веришь? — хмыкнул Фредди. — Что ж, подожди немного и ты увидишь.
И с этими словами он удалился в подсобку. Вскоре оттуда донесся его ликующий голос:
— Надень темные очки, дорогуша, иначе ты рискуешь ослепнуть от моего сияния!
— Да пошел ты! — пробурчал Роджер вполголоса.
И Фредди с помпой появился на пороге подсобки. Выглядел он действительно на все сто — на нем были обалденные брюки из натурального шелка, облегавшие его стройные (костлявые на чрезвычайно взыскательный в ту минуту вкус безденежного Роджера) ноги, точно вторая кожа, ярко розовые и покрытые фиолетовыми, словно вылинявшими разводами. Внизу они были оторочены малиновым в черную крапинку мехом.
— Зандра Роудз, последняя коллекция, — с гордостью сообщил Фредди. — Ручная работа. Не хухры-мухры, дорогуша, так-то!
— Сколько стоят? — осведомился Роджер.
— Двести.
Роджер поперхнулся и уставился на Фредди так, будто тот на его глазах замучил и съел невинную кошечку.
— Ты что, совсем сдурел?
— Раз у меня завелись лишние деньги, почему бы ни потратить их с пользой? — задал резонный вопрос Фредди.
— С пользой! — фыркнул Роджер. Подумать только, он отдал последние деньги этому придурку, а он потратил их на какие-то идиотские розовые штаны! Он еще раз обошел вокруг Фредди и придирчиво осмотрел его. — Слушай, Фред, но в них же ни сесть, ни встать!
— Красота требует жертв, дорогуша, — философски заметил Фредди. — Я молодой, могу и постоять.
— Да, но не присесть целый вечер…
— По такому случаю можно и потерпеть.
Фредди снова удалился в подсобку, чтобы там переодеться в свои обычные брюки. Но проклятые розовые штаны не снимались! Они облегали ноги Фредди так тесно, что их просто невозможно было стащить! Фредди старался и так, и эдак, таращил глаза от натуги, скрипел зубами, но добился только того, что материя угрожающе затрещала. Он испугался, что драгоценные брюки порвутся, и сразу перестал рыпаться. «Ладно, — подумалось ему, — прохожу в них сегодня весь день, а там поглядим». Бедный Фредди! Он не знал, на какие муки обрек себя, приняв такое решение!
За весь день он не только ни разу не присел, но даже не рискнул прислониться к стене, потому что боялся испачкаться. К концу торгового дня в лавочке он уже чувствовал себя так, будто установил мировой рекорд по бегу на длинные дистанции по гористой местности. Вечером за Фредди и Роджером на машине заехали друзья, чтобы отвезти их на вечеринку. И Фредди с внезапным ужасом осознал, что не сможет сесть в машину, и сбивчиво объяснил друзьям, что ему будет несравненно приятнее воспользоваться метро. И это было только начало.
На вечеринке Тима брюки Фредди произвели фурор. Все местные пижоны сразу почувствовали себя посрамленными. Но Фредди был этому не рад. Если бы ему представилась возможность переодеться, он воспользовался бы ей не раздумывая.
Вечеринка, вне всякого сомнения, удалась. Все веселились от души — кроме, разумеется, Фредди, у которого кошмарно болели ноги. Вначале резкая боль началась в области стоп, потом поднялась выше, до колен. В общем, Фредди решил, что пора потихоньку сваливать, и ушел, сославшись на головную боль. Все, конечно, очень удивились, что такой заядлый тусовщик вышел из строя так рано.
Домой Фредди пришлось идти пешком, потому что метро в этот поздний час уже не работало. То, что чувствовал Фредди в те кошмарные минуты, способен понять только летчик Мересьев, пытавшийся идти на раздробленных ногах. Ввалившись в холл крошечной квартирки на Ферри-роуд, Фредди первым делом свалился прямо на пол. Брюки тут же с треском разошлись на самом интересном месте, но ему было уже плевать. Он принялся в бешенстве сдергивать их, они трещали, рвались, но снять их все равно оказалось делом весьма затруднительным. Потеряв терпение, Фредди схватил ножницы и распорол брюки по швам. Однако этого ему показалось мало. Он принялся кромсать их ножницами и не успокоился до тех пор, пока от брюк не осталась кучка розовых лоскутков. И только тогда он отшвырнул ножницы в сторону и вытер пот со лба.

Источник

Самый долгий день нашей жизни (СИ) (66 стр.)

Они скрепили джентельменское пари традиционным рукопожатием, после чего Прекрасный Принц накинул на плечи пиджак из японского шелка, купленного в прошлом году в Токио, и пошел напролом.

Фредди было очень интересно, что же выйдет из этой затеи. Музыка заглушала все разговоры, тем более приватные, потому он даже не надеялся что-либо услышать. Но и немое кино бывает интересным. Вальяжно раскинувшись на диванчике и подперев щеку рукой, он стал внимательно наблюдать за Роджером. Вот, тот приблизился к девушке и самым невинным образом предложил ей бокал шампанского. Затем с кошачьей улыбкой прошептал что-то на ушко. Она была сдержанна, но не безучастна. Приняла бокал, так же мило что-то проворковала и… отвернулась от собеседника, чтобы, цокая каблучками, удалиться в другую часть зала.

Фредди торжествовал. Интуиция в очередной раз не подвела его. Роджер стоял на прежнем месте с таким видом, как будто сейчас умрет. Он явно не ожидал, что его грубо щелкнут по носу.

Что ж, теперь можно было смело предъявить ему счет.

С обескураженным лицом Роджер вернулся за столик к Меркьюри.

— Вижу, экзотическая красотка тебя послала? — Фредди без стеснения радовался победе. — Я бы тебя тоже послал, потому что ты — наглый засранец.

— Успел хоть спросить, как ее зовут? — Фредди решил проявить немного сочувствия.

— Доминик. И ты прав, она — секретарша Брэнсона.

— Кто же взрослых умных девиц так снимает? Ты двадцать семь лет на свете живешь, а так ничему и не научился! Надо было культурно. Осторожно. Проявить интерес к ней в целом, а не к длине ног…

— Кто бы говорил! — огрызнулся Роджер. — Ты бы такую тоже не закадрил. Мэри твою любой снять может, раз уж даже у такого расфуфыренного педика, как ты, получилось.

На секунду Фредди показалось, что его ударили в солнечное сплетение, и противник блестяще провел апперкот. Кровь прихлынула к вискам. Сердце замерло.

— Что ты сейчас сказал? А ну-ка повтори! Тебе зубы пересчитать, дорогуша? — Он весь затрясся от смятения и злости. Смеха ради они могли называть друг друга как угодно, но сейчас им овладело явственное ощущение, что шутка перешла границы допустимого. Да и было ли это шуткой?

Роджер взвился на ноги.

Не прибавив больше ни слова, он развернулся и растворился в толпе гостей — богатых, известных, красивых, нужных и ненужных. Статистов в огромном театре, именуемом жизнью. Куртизанок в борделе, который зовется шоу-бизнесом.

Фредди остался за столиком в одиночестве.

Комментарий к Глава 22. День триумфа

16-е октября 1976 года

Визуальный ряд обещал получиться очень удачным. До выхода альбома оставался месяц, потому требовались промо-материалы для статей и интервью с героями события. В маркетинг необходимо вкладывать деньги. Группа Номер Один Британии (а значит, и всего мира) нуждалась в представлении сообразно своему «королевскому» статусу.

Никто из парней никогда в жизни не бывал на скачках и не увлекался этими великосветскими игрушками, но назвался королевой — полезай в карету! Все согласились, что идея блестящая. Была назначена дата. EMI выкупила один из заездов на ипподроме в Кемптон-Парке. От участников группы требовалось не так уж много — посетить сие торжественное действо.

Утром за чашкой кофе Роджер мрачно раздумывал о том, что сегодняшний день вряд ли подарит ему массу приятных впечатлений. Все шло как-то… не туда. Не по планам. Уже которую неделю он чувствовал себя в подвешенном состоянии.

С личной жизнью тоже было не очень-то понятно. Раньше Роджер особо не озадачивался на этот счет. У него была девушка. И были многие, кто скрашивал ночи в отелях — да и как иначе, стоять у колодца и не напиться? Но после облома с прекрасной Доминик, посмотревшей на него тогда, будто на умственно отсталого, все изменилось.

Положа руку на сердце, она не первая его послала. Неудачи на амурном фронте бывали и раньше, но еще никогда он не переживал их настолько тяжело. Толпы дураков с начала времен попадались на эту старую как мир женскую уловку — проигнорировать, чтобы заинтересовать по-настоящему, но тут точно было другое. Эта девушка на самом деле, и в том не было сомнений, не испытывала к нему никакого интереса.

Роджер не оставлял мысли добиться ее, несмотря ни на что. Почему? Он и сам толком не знал. Зачем она ему? Нужна и все тут!

Доминик Бейранд — прекрасная незнакомка с насмешливым взглядом больших черных глаз, с карамельной кожей, с копной смоляных вьющихся волос и с необузданным темпераментом, — была ему очень нужна! Родж почувствовал это, как только различил в толпе изящную тонконогую фигурку. Ощущение родного, своего человека накрыло его с первого взгляда и не отпускало. Он не мог ничего с собой сделать! Ему казалось, они с Доминик знакомы давно, и сейчас она просто не может его вспомнить. Но когда вспомнит, все будет… правильно.

Роджер навел справки и раздобыл домашний номер телефона этой «экзотической бабочки». Француженка, личный секретарь Брэнсона (который, будучи молодым, энергичным и привлекательным мужчиной, теперь вызывал у Роджера страшную ревность). Умная, образованная, владеет несколькими языками… Фред был прав, это не вариант легкого съема. Тут надо потрудиться.

Он начал звонить ей каждый день, стараясь застать. В первый раз Доминик долго не могла сообразить, кто он такой и чего от нее хочет. Он начал издали: «Есть пара вопросов, хочу записать сольный альбом, как встретиться с шефом…», но потом плюнул и просто пригласил ее в ресторан. Хорошо хоть, она трубку не бросила!

Теперь каждый раз, когда он набирал заученный наизусть номер, возникало ощущение, что земля уходит из-под ног. Роджер напрягал все свое остроумие, все природное обаяние, но результат пока стремился к нулю. Хотя еще не вечер…

Сегодня он собирался серьезно поговорить со своей подругой, Джо. Симпатичная и самостоятельная, она была занята собственными делами и проблемами, поэтому смотрела сквозь пальцы на его случайные измены. Эти вялотекущие отношения не особо тяготили Роджера — Джо без проблем выходила с ним в свет, когда ей позволяло время, и вообще была классной девчонкой (других Тейлор не держал). Но… нет, ничего серьезного не складывалось. Хорошо, что он не успел познакомить ее с мамой! Иначе бы та точно вынесла мозг им обоим на тему женитьбы и внуков.

Источник

nursehelp.ru - портал для автолюбителей
Adblock
detector